+7 495 769-01-04

7-летняя школьница получила рваную рану и выбила несколько зубов на уроке в школе

Комментарий председателя МКА «Тер-Акопов и партнеры», адвоката по уголовным делам Тер-Акопова Георгия Рубеновича:

«Мечта любого родителя – вырастить и воспитать ребенка, дать ему достойное образование, как базовое, так и дополнительное. Не жалея времени, порой, игнорируя собственные потребности и нужды, родители вкладывают в этот процесс все, что могут. И это нормально и правильно. Есть еще одна задача. Ребенок должен быть всесторонне развитым, здоровым. Родительская любовь тешится и внешним видом ребенка, его оригинальностью, не побоюсь сказать, красотой. И радости их нет конца, когда ребенок активный, любознательный, сообразительный, красивый. Ради этого многие родители готовы терпеть многое: работают сверхурочно, отказывают во многом себе ради ребенка, уделяют ребенку все оставшееся свободное от работы время. Безусловно, что для достижения этих целей огромную роль играет школа. Но не все бывает гладко и безоблачно. Каждая школа живет своей жизнью, своими традициями. Несмотря на то, что это особое место, которое большинство из взрослых в своих воспоминаниях о юношестве проносит со светлыми чувствами, и там бывают проблемы. Проблемы отношения школы к своим воспитанникам.

Самый неприятный день в жизни матери

Простая, рабочая семья Г., Дмитрий и Елена, воспитывает двоих детей, Марину 6-ти лет, ученицу 1-го класса, и Веронику 13-ти лет, которые учатся в 7-м классе средней общеобразовательной школы № 939 г. Москвы, что на Борисовском проезде, д. 40. Это был не самый приятный день в ее жизни. Елена (мама Марины) вздрогнула от раздавшегося звонка телефона. Тревожное чувство возникло сразу, как только прозвенел звонок телефона. Взволнованным голосом педагог настойчиво попросил ее немедленно прийти в школу. Марина упала и немного поранилась, сообщила она. «Ну вот, только этого не хватало» – подумала мама и суетливо собираясь, заторопилась в школу. По дороге сотни мыслей и сценариев прокручивались во взбудораженном мозгу матери, но то, что предстало ее взору, заставило колотиться сердце совсем не в контролируемом ритме.

В школе не было медсестры

Марина сидела на стуле, лицо, перекошено от боли, глаза расширены от страха, дрожащие ручки прикрывали рот, из под пальчиков текла кровь, вся маечка ребенка густо пропитана кровью. Вокруг ребенка находились педагоги, каждый из которых что-то говорил, то ли ребенку, то ли окружающим. Директор школы, Сухоносова Елена Николаевна, увидев маму пострадавшего ребенка, стала что-то внушительно объяснять педагогу по танцам Фектуллиной Э.А. «Что случилось? Скорую вызвали?» – первые фразы, произнесенные напуганной матерью. Оказывается, что «скорую» еще никто не вызывал (после происшествия к тому моменту прошло уже минут 40). И здесь необходимо обратить внимание на безобразие, которое творится во всех московских школах: постоянно присутствующей в школе медицинской сестры нет! Странно, что в таком общественно значимом месте, где единовременно находится несколько сотен детей и подростков нет медицинской сестры. Я как-то слышал, что медицинские кабинеты в школах обслуживаются местными поликлиниками, и медсестры приходят в школу по мере, с их точки зрения, необходимости. Если это так, то это в корне неправильно, медицинские работники должны находится в школе с утра и до последнего занятия. Но, вернемся к происшествию.

Выбиты 3-и зуба и разорвана губа, наложено 10-ть швов

По нашей версии, подтверждаемой дальнейшими просьбами педагога, о которых мы скажем позже, скорую помощь не вызвали потому, что тогда пришлось бы фиксировать происшествие, как произошедшее в школе. А депутату районного законодательного собрания и члену партии «Единая Россия» этого никак не хотелось. А как иначе можно объяснить такую неторопливость? Понимая, что период «охов и ахов» прошел, что повреждения у ребенка серьезные, как абсурдно это не звучало бы, с целью экстренной доставки пострадавшей в медицинское учреждение, педагог предложил транспортировать ребенка на собственном автомобиле. При этом педагог, по чьему недосмотру и произошел травмирующий случай, стала уговаривать маму не обращаться никуда ни с какими заявлениями, а просто сообщить дежурному врачу-травматологу, что девочка упала на улице и обещала, что школа компенсирует причиненный вред. Ребенок был доставлен в местный травмпункт, а оттуда перенаправлен в ГБУЗ «Морозовская ДГКБ», где в течение 2-х часов осматривался специалистами. Была предложена госпитализация с целью сшивания раны на губе. Однако сроки сшивания раны указывались предположительно. Понимая, что рана, с целью нормального заживания, должна быть зашита как можно быстрее, педагог предложила отвести ребенка в клинику пластической хирургии своего знакомого пластического хирурга. Надо отдать должное этому врачу, который предпринял все необходимые действия: удалил зубы, которые просто висели на челюсти ребенка, на разорванную губу наложил около 10-ти швов. Следует отметить его ювелирную работу, швы ведь косметические! Итак, у ребенка выбиты 3-и зуба и разорвана губа, наложено 10-ть швов.

 

 

 

 

 

Халатность учителя или случайность?

Так что же произошло? Учитель танцев попросил Марину сделать «мостик» с упором на стул. При этом не страховал ее, не придерживал ни стул, ни саму Марину. Именно хрупкий и расшатанный стул и невнимание педагога стали непосредственной причиной травмы. А вот проводить специальные занятия с педагогами относительно безопасности, следить за наличием исправного инвентаря и обеспечивать соответствующую безопасность ученикам – это обязанности директора.

Так что же школа и ее директор? А директор школы, Сухоносова Елена Николаевна, депутат местного законодательного собрания Орехово-Борисово, член Всероссийской политической партии «Единая Россия». После просьбы адвоката перезвонить ему, через секретаря школы, когда директор освободится, звонок маме Марины с предложением встретиться прозвучал только 28 ноября. При встрече с директором Елена не услышала каких-либо извинений за произошедшее, никаких объяснений по поводу неоказания первой медицинской помощи и своевременного вызова скорой помощи. С «царской небрежностью» был задан вопрос о величине компенсации, которую желали бы получить родители по этому инциденту. Такое отношение не на шутку разозлило Елену Г. По недосмотру ребенок покалечился, никто и не думает извиняться, унизительно чувствуешь себя просителем. «Что необходимо будет для ребенка, нужно ли будет вживлять имплантаты, останется ли шрам на лице ребенка, и какие процедуры надо будет проходить, сколько это стоит, и где мы возьмем деньги на это? Ладно, заработаем! А почему эта дама, возомнившая из себя местную царицу, так со мной разговаривает?» А еще вспомнился рассказ Марины о том, что ее усадили на стул, кровь заливала рот, она была страшно напугана, громко плакала и кричала от боли. А рядом стоящие люди пытались разглядеть, откуда течет кровь, пытались разжать ее руки, которые она прижимала к ране и грубо кричали на нее: «Прекрати орать»!

Денежная компенсация за причинения вреда здоровью

Осознавая, что директор ставит перед ней вопрос о денежной компенсации, мама Марины называет цифру в один миллион рублей. «Я Вас услышала» – сказала царица-директор и закончила встречу (запись данного разговора имеется). А на следующий день назначила родительское собрание, где публично назвала родителей пострадавшей Марины шантажистами.

Да, возможно сумма компенсации, а саму компенсацию предложила сама Сухоносова Е.Н., и выглядит завышено. Предложите другую сумму, которую Вы считаете соответствующей обстановке и полученным травмам. Или это предложение носило заведомо провокационный характер? Интересно, как каждый из читающих эту статью родителей оценил бы ситуацию? Как определить цену причиненного вреда здоровью и стоимость его восстановления, не говоря о моральном вреде, в виде страданий ребенка, в виде психологической травмы, которую он получил?

Кстати, с «высоты» общественного положения, директор не пустила на собрание представителей прессы, съемочную группу телеканала «L!FE.ru». А как же воспрепятствование законной профессиональной деятельности журналистов? Впрочем, защищать права журналистов могут и они сами.

А основные вопросы к тем, кто должен головой отвечать за доверенных им детей остаются те же. В том числе и к различным структурам, от которых зависит своевременное медицинское обслуживание сотен детей в каждой школе. Почему в школе нет медицинской сестры? Почему 40 минут (имеются доказательства, что это именно 40 минут) после получения травмы не вызвали скорую помощь? Кто виноват в произошедшем? Кто должен нести ответственность? Кто должен нести расходы по восстановлению зубов, по удалению с лица ребенка шрама на губе, на восстановление ее психологического состояния? Может соответствующие инстанции займутся тестированием педагогов, да и директора в том числе на профпригодность? Может у директора слишком мало времени на школу, депутатские дела местного законодательного собрания одолели? Так может по примеру академиков: либо ты чиновник, либо депутат? И времени на охрану труда и безопасности доверенных детей будет больше?!»

Примечание. Адвокатами МКА «Тер-Акопов и партнеры» получено разрешение от родителей несовершеннолетней девочки на публикацию личных данных и фотографий.

Вашим детям грозит опасность!

Комментарий председателя МКА «Тер-Акопов и партнеры», адвоката по уголовным делам Тер-Акопова Георгия Рубеновича:

«Одним из наиболее жестко карающихся преступлений является распространение (сбыт) наркотических средств. Уголовный кодекс предусматривает наказание, вплоть до пожизненного лишения свободы. Однако это один из самых прибыльных криминальных бизнесов, приносящих баснословный доход. Жажда наживы, наличие огромного бюджета, дающего уверенность в собственной безнаказанности, хитрость и изобретательность в способах продажи наркотиков, как и способов вовлечения все новых и новых потребителей, делает этот криминальный бизнес очень живучим. В этой статье мы не будем обсуждать способы борьбы правоохранительных органов с распространением наркотиков, не будем говорить о том, почему ликвидирован ФСКН и справятся ли с этой задачей другие правоохранительные органы. Мы поговорим о вовлекаемое в употребление наркотиков подрастающее поколение.

Сообщения о покупке наркотиков пришходят на телефоны детям

Моя коллега, мать двоих замечательных сыновей наткнулась на спам, SMS-рассылку на телефоны ребят. Следует отметить, что номера телефонов зарегистрированы на ее имя, есть телефон и у нее, но рассылка пришла на телефоны подростков. Их содержание приведено ниже.

Конечно, можно было проигнорировать, но ситуация, когда на жизнь и благополучие твоего ребенка покушается наркотическая мразь, материнский инстинкт приводит к единственно правильному решению, и это коммерческое предложение было переправлено на сайт правоохранительных органов. И это гражданская позиция.

Что делать родителям?

Я глубоко уверен, что нравственное здоровье общества зависит только от самого общества, от его иммунитета от всякой гадости, от его реакции на противоправное деяние. Надо понимать, что говоря об обществе (может слово уже и не модное?) мы говорим о каждом человеке, из которого оно и состоит. А говоря о его нравственных устоях, подразумеваем, что каждый человек должен вносить посильную лепту в сохранение и укрепление его нравственности, его морального здоровья. И если нормальных людей больше, чем равнодушных и всякой мрази, то общество можно считать здоровым. Одним словом, если не бороться с наркотиками совместно, если каждый человек будет проявлять равнодушие к покушениям на подрастающее поколение, если мы будем проходить «мимо» и не замечать продажи наркотиков в образовательных учреждениях, в развлекательных центрах, если мы не будем реагировать на «предложения» на асфальте, на электронные спамы, беда в виде наркотического кошмара может прийти в каждый дом.

Девиз торговцев наркотиками: «Ваши дети еще не пробовали марихуаны, героина или кокаина. Не играли с «крокодилом»? Тогда мы идем к Вам!» А равнодушие и пассивность фактически делает открытыми двери в каждую семью. Вы же ставите в двери замки? Вы же оборудуете двери глазками, домофонами? Если в дверь звонят, Вы же спрашиваете «Кто там?». Вы же охраняете свой дом! А надо охранять не только стены, мебель и прочее барахло. Не это самое ценное. Самое ценное – это люди, которые живут в доме, это дети, у которых жизнь впереди. И надежды, что она будет достойной, красивой, интересной. И что у Ваших детей будут здоровые и красивые дети. А наркоторговцы покушаются именно на жизни Ваших детей. Берегите детей, заботьтесь об их будущем не только на словах, но и на деле. Без поддержки населения страны невозможно справиться ни с одной глобальной проблемой.»

Бывший вице-губернатор Петербурга задержан по подозрению в мошенничестве

Фото: Роман Яндолин

Бывший вице-губернатор Санкт-Петербурга Марат Оганесян задержан по делу о хищениях при строительстве футбольного стадиона «Зенит-Арена».

Комментарий председателя МКА «Тер-Акопов и партнеры», адвоката по уголовным делам Тер-Акопова Георгия Рубеновича:

«Как отмечается в пресс-релизе, был установлен факт хищения в 2014 году денежных средств на сумму более 50 миллионов рублей при заключении договора между генеральным подрядчиком «Трансстрой» и акционерным обществом «ТДМ» по поставке видеотабло для стадиона. По версии следствия, куратор строительства Оганесян незаконно привлек «ТДМ» в качестве субподрядчика. После этого он организовал перечисление фирме аванса в размере почти 50,5 миллиона рублей, которые были похищены через фирмы-однодневки.

Уточняется, что Оганесян заведомо знал, что субподрядчик не намерен расходовать деньги на поставку оборудования. Версия «самоубийцы». Психология любого жулика, вора, расхитителя, и прочее, всегда ищет методы и способы вуалирования тех или иных действий, способствующих совершению преступления с целью дальнейшего уклонения от уголовного преследования. «Проколы» случаются только по причине переоценки верности сообщников, или недооценки возможностей правоохранительных органов, как, впрочем, и собственной неприкасаемости. Но сделать такой «букет» фатальных ошибок!? И незаконно привлечь организацию в качестве субподрядчика, организовать оплату (как и в чем выражалась эта организация оплаты), иметь доказуемую связь с фирмами-однодневками (как установлено), куда ушли и растворились деньги, оставить доказательства своей осведомленности об отсутствии намерений приобретать оборудование, не слишком ли наглый и безоглядный преступник? Он что, болен отсутствием чувства опасности и страха? Добавить сюда и показания сотрудничающих со следствием соучастников (далеко не редкий случай на сегодняшний день, «спасение утопающих – дело рук самих утопающих).

 

Ну, с этим каждый может ошибиться. Возможность заключения досудебного соглашения работает весьма положительно в интересах следственных органов и реально помогает, и расследовать, и привлекать к уголовной ответственности большее количество соучастников. А как поведет себя фигурант уголовного дела перед лицом грозящего наказания, предугадать невозможно. Почему возникают сомнения в причастности и возможной доказанности такого деяния и при описанных обстоятельствах? Да потому, что ответа только два: либо наглый и не очень умный, либо цели этого привлечения к уголовной ответственности имеют иные корни.»

СМИ: следы на руках Улюкаева остались от помеченного кейса

Фото: REUTERS/Maxim Zmeyev

Комментарий председателя МКА «Тер-Акопов и партнеры», адвоката по уголовным делам Тер-Акопова Георгия Рубеновича:

«Средства массовой информации во всю муссируют опубликованную информацию об обнаружении следов специального состава на руке Улюкаева, которым, по версии следствия, была обработана ручка кейса с деньгами. Конечно, в случае законного проведения оперативно-розыскного мероприятия и фиксации этой обработки, после проведения процессуальных мероприятий по рассекречиванию документов ОРМ, это приобретет силу законных доказательств. Однако, доказательства должны отличаться такими признаками, как их достоверность.

Что можно сказать по этому поводу. В случае если господин Улюкаев настаивает на своей непричастности к получению взятки, а появление следов специальной обработки на своих руках объяснить не может, следует любыми возможными способами удостовериться в чистоте происхождения этого доказательства. Оснований сомневаться в законности происхождения этого доказательства нет, но, гипотетически, устроить такую «подставу» вполне возможно. Все просто и элементарно. Готовя определенную операцию, зная, что интересующий человек войдет в ту или иную дверь, дотронется до того, или иного предмета (например, смесителя в туалетной комнате или ручки двери), их можно заранее обработать этим специальным составом, а после контакта стереть, отмыть. А специальная обработка уже на руках этого человека, и она полностью идентичная составу на ручке кейса или на деньгах, хоть к ним никто и не прикасался. Попробуй, отмойся от такого обвинения!

Однако, правда и то, что согласно действующим нормам закона, ни одно доказательство не имеет заранее установленной силы, а при установлении вины человека в совершении преступления, при оценке доказательств, в расчет должны приниматься все доказательства, в том числе оправдывающие обвиняемого, и только в их совокупности. Это означает, что доказательство вины должно быть не одно, а несколько, например, в совокупности с результатами ОРМ «прослушивание телефонных переговоров». Кроме того, в обязанность обвинения входит опровержение доказательств и доводов защиты. Учитывая, что уголовный процесс должен проходить в условиях состязательности, сторона обвинения в обязательном порядке обязана их опровергнуть. Следовало бы отметить, что в последние годы наблюдается весьма отрицательная тенденция. Сторона обвинения в суде просто игнорирует доводы защиты, в лучшем случае упоминая их лишь формально, без опровержения. Эта функция обвинения плавно перешла в компетенцию суда, и опровержение доводов защиты часто присутствуют в оценке доказательств суда при постановке приговора. А в протоколах судебных заседаний, фиксирующих их ход, обвинение, как источник опровержения доводов защиты, отсутствует. А это значит, что защита также должна обладать доказательствами, подтверждающими непричастность защищаемого лица к совершению преступления, либо опровергающими обоснованность обвинения. Обоснованную позицию защиты следует отстаивать абсолютно на всех этапах уголовного судопроизводства.»

Задержан министр экономического развития Алексей Улюкаев

Алексей Улюкаев © Михаил Метцель/ТАСС

Комментарий председателя МКА «Тер-Акопов и партнеры», адвоката по уголовным делам Тер-Акопова Георгия Рубеновича:

«Следствие подозревает министра в вымогательстве взятки с угрозами представителю компании «Роснефть» за выданную Минэкономразвития положительную оценку, позволившую ПАО «НК «Роснефть» осуществить сделку по приобретению государственного пакета акций ПАО АНК «Башнефть» в размере 50%. Это деяние квалифицируется как получение взятки в особо крупном размере по ч. 6 ст. 290 УК РФ и влечет за собой наказание в виде штрафа в размере от восьмидесятикратной до стократной суммы взятки с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет, либо лишением свободы на срок от восьми до пятнадцати лет со штрафом в размере семидесятикратной суммы взятки.

Официальный представитель Следственного комитета России Светлана Петренко заявила, что ФСБ прослушивала телефон министра экономического развития Алексея Улюкаева с лета этого года, передает «Интерфакс». По данным следствия, обстоятельства дела связаны с получением двух миллионов долларов за оценку, позволившую «Роснефти» приобрести госпакет акций «Башнефти».

С точки зрения осуществления защиты, интерес вызывает основание проведения оперативно-розыскных мероприятий в виде «прослушки» телефонных переговоров фигуранта. Соответственно, еще летом правоохранительные органы должны были получить информацию, позволяющую подозревать в совершении или подготовке преступления. Суд должен был оценить эту информацию, убедиться в обоснованности ходатайства о разрешении производства ОРМ и дать разрешение на его проведение.

Далее, следствию надо доказать, что какая-либо оценка «Роснефти» со стороны Минэкономразвития имела место, и что эта оценка играла роль в вопросе приобретения акций «Башнефти», а также непосредственное участие Улюкаева в ее производстве, либо его непосредственное влияние на ее итоговые выводы. В противном случае, при доказанности факта получения денег, но при отсутствии реальной возможности влиять на возможность приобретения акций, деяние должно квалифицироваться как мошенничество.
Вызывает интерес и процесс передачи взятки в 2 миллиона долларов. Каким образом это происходило? Ведь вес такой взятки – это почти 20 килограммов, в виде 20 «кирпичей», которые могли бы поместиться в большую дорожную сумку или большой чемодан, если речь идет о наличных деньгах. При ином варианте передачи денег возникает много вопросов, ставящих под сомнение и понимание «с поличным», и дает основание для проверки на провокацию взятки. И такое нельзя исключать. Там, где огромные деньги, могут быть и огромные подлости со стороны конкурентов и недоброжелателей.

Если оценивать ситуацию исходя из сообщений в средствах массовой информации, то сделать какие-либо основательные выводы невозможно, кроме фактических. Уголовное дело, вероятно, уже возбуждено. Предположительно, но с преимущественной вероятностью, будет избрана мера пресечения в виде содержания под стражей, но не исключен и домашний арест. Вопросы виновности, в случае непризнания вины в начале следствия останутся в плоскости непосредственного доказывания, сбора и оценки доказательной базы со стороны обвинения, и действий защиты по их опровержению и представлению доказательств непричастности. Хотя трудно предположить, что правоохранительные органы рискнули бы на активные действия при слабой доказательной базе. С другой стороны – «не Боги горшки обжигают», а «пути Господни неисповедимы».

Ярославский нефтезавод обманул налоговую на полмиллиарда рублей

В Ярославской области следственные органы расследуют уголовное дело об уклонении от уплаты налогов в особо крупном размере (п. «б» ч. 2 ст. 199 УК РФ).

Комментарий председателя МКА «Тер-Акопов и партнеры», адвоката по уголовным делам Тер-Акопова Георгия Рубеновича:

«Ярославский нефтеперерабатывающий завод им. Д.И. Менделеева оказался злостным неплательщиком налогов. Следует понимать, что в неуплате налогов будет обвиняться не сам завод, а физическое лицо, или лица, осуществляющие согласно занимаемым должностям распорядительные функции. В первую очередь к таким лицам относится руководитель и главный бухгалтер. К ответственности могут быть привлечены и иные лица, причастные к составлению и сдаче отчетной документации в налоговую инспекцию.

Лишение свободы сроком до 6-ти лет или штраф?

Что им грозит? Уклонение от уплаты налогов и (или) сборов с организации путем непредставления налоговой декларации или иных документов, представление которых в соответствии с законодательством Российской Федерации о налогах и сборах является обязательным, либо путем включения в налоговую декларацию или такие документы заведомо ложных сведений, совершенных в особо крупном размере, возможно, группой лиц по предварительному сговору. Наказывается лишением свободы сроком до 6-ти лет. При этом, особого внимания заслуживают примечания к ст. 199 УК РФ, которые гласят, что лицо, впервые совершившее преступление, предусмотренное настоящей статьей, а также статьей 199.1 настоящего Кодекса, освобождается от уголовной ответственности, если этим лицом либо организацией, уклонение от уплаты налогов и (или) сборов с которой вменяется данному лицу, полностью уплачены суммы недоимки и соответствующих пеней, а также сумма штрафа в размере, определяемом в соответствии с Налоговым кодексом Российской Федерации.

Куда делись суммы неуплаченных налогов?

Конечно же, важное значение имеет и установление последующей судьбы суммы неуплаченных налогов. Куда они делись? Пошли на развитие предприятия или каким-либо путем выведены из оборота и «рассосались» по однодневкам? Тогда объем обвинения может увеличиться иными составами преступлений.

В опубликованном в СМИ сообщении говорится о, пока неустановленных следствием лиц из числа руководства завода, причастных к совершению преступления. Очевидно, что в рамках проводимой перед возбуждением уголовного дела проверки, не смотря на наличие в отчетных документах подписей руководителей и бухгалтера, у следственных органов нет неоспоримых доказательств их принадлежности конкретным лицам. Фигуранты либо отказываются, либо сомневаются, что подписи принадлежат им. Обычно все встает на свои места после проведения почерковедческий экспертизы. Если она подтверждает принадлежность подписи конкретному лицу, оспорить это не перспективно. Не помогают и доводы о том, что, будучи руководителем, доверял, не проверял, меня подставили, и прочее. Должностные обязанности руководителя прямо и недвусмысленно говорят о том, что он обязан делать. Спасением для руководителя может быть только та ситуация, когда следствие выявит и закрепит другими неоспоримыми доказательствами, что ответственное лицо намеренно вводилось в заблуждение иным фигурантом, что документы подписывались, скажем, в период обострения заболевания, и так далее. Но на практике такое случается редко.

Частные варианты действий обвиняемых

Исходя из сложившейся практики, при наличии факта личного и серьезного обогащения в результате неуплаты налогов с организации, виновные лица не очень-то боятся наказания по этой статье. Принимается в расчет, что она хоть и относится к категории тяжких преступлений (максимальная санкция превышает 5-ти лет лишения свободы), но простой анализ судебной практики говорит о том, что в основном назначается наказание с применением ст. 73 УК РФ (условный срок), а в худшем случае – 2-3 года лишения свободы, с правом по отбытию половины срока наказания условно-досрочного освобождения. На адвокатской практике известны не разовые случаи, когда руководители бизнеса из разряда не крупного и среднего бизнеса предпочитают отсидеть небольшой срок наказания, но остаться с солидной суммой неуплаченных налогов. Представители крупного бизнеса становятся перед дилеммой: либо в добровольном порядке уплатить налоги в соответствии с требованиями закона и таким образом прекратить уголовное преследование, либо скрыться за пределами РФ, предварительно переправив туда и денежные средства. Но практика показывает, что надежды на отказ того или иного государства от экстрадиции не всегда оправдан.

Есть и еще один сценарий событий. Руководитель не признает себя виновным в совершении преступления, утверждая, что факта неуплаты налогов и не было, что налоговая инспекция или правоохранительные органы ошибаются. Бывают и такие случаи, и тогда настойчивая и грамотная позиция обвиняемого и его защитника вполне может привести к победному итогу. Линия защиты всегда, в строгом соответствии с законом, основана на выборе и решении подзащитного, и никак иначе.»

Задержан глава «Корпорации развития» Сергей Маслов и его заместитель Владимир Караманов

Комментарий председателя МКА «Тер-Акопов и партнеры», адвоката по уголовным делам Тер-Акопова Георгия Рубеновича:

«По сообщениям средств массовой информации («РИА НОВОСТИ», «ИНТЕРФАКС» и другие) по делу о хищении крупных денежных средств задержаны Генеральный директор АО «Корпорация развития» Сергей Маслов и его заместитель Владимир Караманов.

Что из себя представляет АО «Корпорация развития»?

Небольшая историческая бизнес справка.

16 мая 2005 года Президентом Российской Федерации В.В.Путиным, на совещании по вопросам развития Уральского федерального округа, который является богатейшим минерально-сырьевым регионом, была поставлена задача разработки проекта «Урал Промышленный – Урал Полярный». Уже 30 августа 2006 года, при поддержке полномочного представителя президента в Уральском федеральном округе П. М. Латышева, было создано ОАО «Корпорация Урал промышленный – Урал Полярный». Задачей корпорации стало управление и синхронизация процессов проекта развития «Урал промышленный – Урал Полярный». Целью проекта стало обеспечение экономической доступности и целесообразности вовлечения богатейших минерально-сырьевых ресурсов Приполярного и Полярного Урала в уральское промышленное производство путём создания транспортного коридора по восточному склону Уральских гор.

До 2009-го года корпорация УП-УП занималась только проектной документацией, а также были образованы дочерние предприятия, которые устойчиво генерировали убыток. Его акционеры – регионы УрФО: Ханты-Мансийский автономный округ – Югра; Ямало-Ненецкий автономный округ; Тюменская область; Челябинская область; Свердловская область; DB International.

Кто такой Сергей Маслов?

Генеральный директор AO «Корпорация Развития» – Сергей Маслов, 30 мая 2013 года решением Наблюдательного Совета ОАО «Корпорация Развития» назначен на должность генерального директора.
Родился 15 августа 1960 года в г. Грозном, закончил Московскую государственную юридическую академию (МГЮА), награжден Орденом Дружбы, имеет звание «Почетный нефтяник», имеет шестерых детей. С основания в начале 90-х годов НК «Лукойл» занимал руководящие посты в дочерних предприятиях компании: 1992 год – генеральный директор «Лукойл Трейдинг», с 1996 года – на руководящих должностях в нефтяной компании «Лукойл», президент «Лукойл Интернэшнл» (Вена, Австрия).

С февраля 2001 года являлся президентом ОАО «Акционерная компания трубопроводного транспорта нефтепродуктов «Транснефтепродукт». С мая по сентябрь 2008 года Маслов совмещал две должности — руководителя АК «Транснефтепродукт» и ЗАО «СПбМТСБ». В сентябре 2008 года Маслов ушел с поста президента АК «Транснефтепродукт», оставшись главой биржи.

28 апреля 2008 года – Президент ЗАО «СПбМТСБ». Достойная биография и достойная карьера.

Первый заместитель Генерального директора АО «Корпорация Развития» – Караманов Владимир Алексеевич. Родился 03 апреля 1959 года, окончил Челябинский политехнический институт им. Ленинского комсомола, кандидат технических наук. Награжден: Орден Почета, Орден Дружбы. Имеет почетные звания: «Заслуженный работник Минтопэнерго РФ», «Почетный нефтяник», «Почетный строитель», «Почетный машиностроитель». Имеет шестерых детей. Не менее достойные биография и карьера.

Уголовное дело по факту присвоения денежных средств

ГУ МВД России по Ростовской области возбудило уголовное дело по факту присвоения денежных средств (ч. 4 ст. 160 УК РФ) в конце сентября 2016 года. Как следует из сообщений СМИ, Маслов и Караманов подозреваются в том, что вложили в банк «Народный клиент» средства, полученные от акционеров «Корпорации развития» незадолго до того, как у этого банка была отозвана лицензия. Согласно версии следствия, Маслов и Караманов специально выбрали проблемный банк, чтобы было легче объяснить последующую пропажу денег, которые регионы УрФО инвестировали в проект «Урал промышленный – Урал полярный», направленный на развитие транспорта, энергетики и социальной инфраструктуры округа. Сумма хищения превысила 1 млрд рублей. Руководство банка «Народный клиент» пособничало переводу денег в кипрские офшорные компании, которые позже были инвестированы в личные проекты Сергея Маслова и Владимира Караманова. Причём, как уточнил источник, сумма ущерба может вырасти в несколько раз – по мнению правоохранителей, администрация АО «Корпорация развития» могла по такой же схеме размещать деньги в других ненадёжных банках.

Задержанные руководители ОА «Корпорация развития», а также председатель совета директоров РИТЦ-банка Дмитрий Хасанов и член совета директоров Эльмира Милосердова, которые оказывали им финансовые услуги, этапированы в Ростов-на-Дону. Все 4 фигуранта уголовного дела помещены под арест до 30 ноября 2016 года. «Коммерсантъ» также отмечает, что в Ростове-на-Дону сейчас арестованы также друг Сергея Маслова, экс-заместитель министра энергетики РФ и собственник банка «Народный кредит» Станислав Светлицкий, бухгалтер банка Майя Нюшкова, зампред Ирина Переверзева и руководитель службы безопасности «Народного кредита» Николай Молотилкин. Они обвиняются в хищении из «Народного кредита» 10 млрд рублей. Вот так все не просто.

Согласно Конституции РФ, никто не может быть признан виновным в совершении преступления иначе, как по приговору суда. Так что говорить об их безоговорочной виновности преждевременно. С другой стороны, вести расследование по подозрению в совершении преступления – обязанность государства, которую осуществляют различные силовые структуры. Вопрос только лишь в объективности и беспристрастности стороны обвинения и реализации гарантированного Конституцией РФ права на защиту всеми, не запрещенными законом способами. Простыми словами это означает, что никто не должен быть признан виновным только потому, что деньги пропали, и за это кто-то должен отвечать. Судебная практика знает много случаев, когда весьма значительные организации держали крупные денежные средства в весьма солидных банках, лишившихся лицензий. Достаточно вспомнить «Внешпромбанк». Конкретные лица могут быть признаны виновными только в том случае, если установится их причастность к исчезновению денег, а не в том, что они держали деньги на счетах в банках, которые были лишены лицензий. А для этого надо установить, по чьей воле, на каких основаниях и куда именно ушли деньги. Ответственность должен нести только тот человек, который совершал конкретные действия, направленные на хищение этих денежных средств. И эти действия должны быть доказаны следствием без всякой тени предположений, что должно быть основано на достоверных, допустимых, и, не мешало бы добавить, неоспоримых доказательствах. Только в этом случае приговор может считаться законным и обоснованным, и, конечно же, соответствовать критериям справедливости. Ну а пока, следственным органам виновность необходимо доказывать, добывать все эти достоверные доказательства. Надо констатировать, что и правильная правовая позиция привлекаемого к уголовной ответственности лица имеет огромное значение. Как для защиты от необоснованного обвинения в одном случае, так и для законного смягчения приговора, в другом случае. Совершал, или не совершал, признавать вину, или защищаться от необоснованного обвинения бескомпромиссно и до победного конца, вот в чем основной вопрос для обвиняемого и его защиты. Выбор правильной позиции можно сравнить со сложнейшей хирургической операции, от которой зависит очень многое, в том числе свобода, а иногда и жизнь человека.

Мысли вслух: комментарий уголовного адвоката

Согласно ч. 1 ст. 14 УК РФ преступлением признается виновно совершенное общественно опасное деяние, запрещенное настоящим Кодексом под угрозой наказания. Одним из ключевых понятий определения преступления является «под угрозой наказания». Согласно санкциям статей 159 и 160 УК РФ, максимально возможное наказание ограничивается 10 годами лишения свободы. Согласно сложившейся судебной практике, с учетом смягчающих вину обстоятельств, в среднем, оно не превышает 5-6 лет. Важно и то, что у осужденных имеется право на условно-досрочное освобождение по отбытию половины срока наказания, чем пользуется значительное число осужденных. Не говоря уже о том, что на практике, при определенных обстоятельствах, можно получить и условный срок. Следовательно, помимо необоснованной уверенности многих лиц в собственной недосягаемости для УК РФ, помимо необоснованной уверенности в возможности «откупиться», может присутствовать и определенный расчет: «стащить» сотни миллионов или несколько миллиардов, отсидеть года 2-3 и с «чистой совестью» и полными закромами денег на свободу. Понятно, что это могут быть мысли бедняков и начинающих «жиреть» середняков, и ни в коем случае не состоявшихся миллиардеров. Но не согласиться, что столь мягкое наказание способствует принятию решения о совершении преступления, можно сказать, что и провоцирует его совершение. Ведь на кону огромные деньги, которых простому человеку не заработать за всю жизнь, против 2-4 лет лишения свободы. Многих это не страшит. Фактор «угроза наказания» не срабатывает. С другой стороны – это угроза экономической безопасности государства. Есть над чем подумать. А защищать свои права и законные интересы, даже если человек находится в статусе обвиняемого, не то чтобы «надо», а необходимо».

Против беглого олигарха Манаширова возбуждено второе уголовное дело

Объявленному в международный розыск Соломону Манаширову заочно предъявлено второе обвинение.

Комментарий председателя МКА «Тер-Акопов и партнеры», адвоката по уголовным делам Тер-Акопова Георгия Рубеновича:

«Расследование уголовных дел экономической и налоговой направленности имеет свои отличительные черты. Многое зависит от реакции бизнесмена на первоначальные претензии. Реакция на них всегда бывает разной. В одном случае, бизнесмен соглашается с недоплатой или неуплатой соответствующих налогов и пользуется нормами уголовного закона, позволяющими ему «закрыть» претензии в добровольном порядке и, тем самым, избежать и уголовного преследования, и уголовного наказания. В другом случае, бизнесмен не соглашается с суммой претензии, возбуждается уголовное дело и осуществляется уголовное преследование, в том числе с применением мер пресечения в виде подписки о невыезде, домашнего ареста, и вплоть до содержания под стражей. Что можно посоветовать, чтобы дело не доходило до крайности? Совет один. Если есть понимание, что претензии обоснованы, даже частично обоснованы, т.е. имеется несогласие с суммой предъявляемой неуплаты налогов, при наличии возможности, с целью прекращения уголовного преследования, надо погасить задолженность, а потом, в спокойном режиме, используя все возможности правового поля, выражать несогласие с суммой, и доказывая свою правоту, требовать возврата излишне уплаченных налогов.

Но, к сожалению, у каждого человека и бизнесмена имеется страх перед государством и правоохранительными органами за собственную свободу и безопасность. К сожалению, иногда такой страх вполне обоснован, и бизнесмен решает покинуть Родину в целях сохранения свободы и ощущения безопасности. Безусловно, что речь идет о тех бизнесменах, которые не имели своей изначальной целью обмануть государство и сбежать заграницу. Мы говорим о тех, кого сделать такой шаг вынудили определенные опасения относительно законности и справедливости действий и последствий государственного принуждения, о тех, которые желали бы привести свои дела в соответствие с российским законодательством и продолжать вести свой бизнес. Но, если у бизнесмена появляется подозрение, сомнения, или уверенность в том, что его бизнес кто-то «отжимает», искусно используя правоохранительные органы, соответственно, его жизни грозит опасность, его свобода может ограничиться территорией камеры в «Лефортово», он предпочтет покинуть Родину и попытается обосноваться в любом месте Земного шара, где его жизни и свободе ничто не будет угрожать. И это естественное инстинктивное поведение. И все это может быть заранее просчитано и запланировано заинтересованными лицами. Не исключено, что такое развитие ситуации может и устраивать «отжимальщиков», так как имущество бизнесмена может быть арестовано, долги увеличиваться, и, в итоге, оно может быть реализовано с целью возмещения причиненного преступлением вреда, причем по той цене, которая вполне устроит заинтересованных лиц. Правда и то, что такой сценарий может развиваться и без «отжимальщиков». Но не пробовать погасить задолженность, прекратить уголовное преследование и законными способами минимизировать последствия, по крайней мере, неправильно.

Что касается именно дела Манаширова, наблюдается очень интересная тенденция, которая, вероятно и служит отправной точкой принятого решения скрыться за рубежом. Согласно первоначальным сообщениям средств массовой информации, налоговые претензии умещались в сумму 98 миллионов рублей. Спустя некоторое время появились суммы в 500 миллионов рублей, а по сегодняшним сообщениям – речь идет о миллиарде рублей. Странно как-то. То ли недосчитали изначально, то ли суммы растут сами, как на дрожжах. Да и объем обвинения увеличился, и грозит еще большим увеличением. При таких обстоятельствах, наверное, надо было начинать диалог со следственными органами с согласия погасить первоначально требуемую сумму в 98 миллионов и попытаться прекратить уголовное дело, а потом разбираться с остальными претензиями. Кстати, это можно было делать дистанционно, закон говорит о том, что ему не интересно кто, как, и какими средствами погасил задолженность в рамках ст. 199 УК РФ. В любом случае, пожар надо стараться погасить до того момента, когда «да гори оно все синим пламенем»!

Как события будут разворачиваться дальше – покажет время. В любом случае, каждый человек сам решает свою судьбу, у каждого человека свои приоритеты, возможности и принципы.»

Российская транспортная госкомпания погрязла в коррупции и массовых хищениях бюджетных средств

Комментарий председателя МКА «Тер-Акопов и партнеры», адвоката по уголовным делам Тер-Акопова Георгия Рубеновича:

«На сайте «Преступная Россия» опубликована большая статья о коррупции в РЖД. Содержание статьи о формах предполагаемых хищений безоговорочно является, с точки зрения закона, «поводом» для инициирования масштабной проверки в рамках ст.ст. 144-145 УПК РФ, а также проведения оперативно-розыскных мероприятий. Самый животрепещущий вопрос, ожидаемый от проверочных действий, будут ли обнаружены в ходе проверки основания для возбуждения уголовного дела. Если в результате проверки будут обнаружены предусмотренные УПК РФ достаточные для возбуждения уголовного дела признаки состава преступления, то такое дело возбудится.

Второй вопрос, в чьих именно действиях они будут обнаружены, и в отношении кого оно может быть возбуждено. Хотя, анализируя практику и тактику расследования масштабных дел, вероятнее всего дело может быть возбуждено по факту, в отношении неустановленных лиц. Это, в свою очередь означает, что будет допрошено большое количество лиц в статусе свидетеля. На самом деле это тактический прием для обнаружения, закрепления и фиксации обстоятельств совершения преступления и выявления причастных к совершению преступления лиц. Более того, в соответствии с действующими нормами УПК РФ, допрашиваемое лицо в качестве свидетеля предупреждается об уголовной ответственности за отказ от дачи показаний и за дачу ложных показаний, что является эффективным инструментом расследования, а лицо, привлекаемое к уголовной ответственности в качестве подозреваемого или обвиняемого такой ответственности не несет, так как давать или нет показания, говорить правду или выдвигать свои, отличающиеся от следственных версии – это осуществление права на защиту.

Практика последнего времени свидетельствует о том, что сравнительно недавно введенные в УПК РФ нормы о «досудебном сотрудничестве со следствием» приносят свои плоды и играют весьма значимую роль в разоблачении соучастников любого преступления, в выявлении неизвестных преступлений или их эпизодов, в привлечении к уголовной ответственности лиц, которые до определенного времени считали себя «неприкасаемыми» или «недосягаемыми». Но, похоже, сегодня другие времена. И громкие уголовные дела в отношении ряда весьма высокопоставленных чиновников и бизнесменов тому свидетельство. Становится очевидным, что статус, связи и деньги не всегда являются эффективным «оберегом». В основном, это относится к «изобретателям» схем хищений. Но в деле часто фигурируют и осведомленные исполнители в качестве соучастников, которые добровольно и за мзду, а некоторые «не по доброй воле», но за мзду, помогали осуществлять «распил». И их действия также попадают под ту же статью, с той разницей, что суд будет учитывать их роль в совершении преступления, и, соответственно, определять меру наказания.

Исходя из текста опубликованной статьи, может созреть очередной коррупционный скандал, громкое уголовное дело. К сожалению, «нет дыма без огня», а в последнее время государство весьма бережливо стало относиться к бюджету, наверное, понимая, что такими многомиллиардными темпами скоро «пилить» будет нечего, что, безусловно, ставит под серьезную угрозу экономическую безопасность страны.»

Олигарх Соломон Манаширов объявлен в международный розыск

Комментарий председателя МКА «Тер-Акопов и партнеры», адвоката по уголовным делам Тер-Акопова Георгия Рубеновича:

«По данным Лайфа, в ближайшее время следователи СК будут просить об экстрадиции беглого олигарха у властей Израиля.

Соломон Манаширов, который подозревается в неуплате налогов на полмиллиарда рублей, объявлен в международный розыск. Абсолютно очевидно, что процедура объявления в международный розыск не преследует целью останавливаться именно на таком объявлении, а логично подразумевает под собой два последующих этапа: розыск и обнаружение на территории иностранного государства разыскиваемого с последующей возможностью его экстрадиции на территорию государства, в котором совершено преступление. Исходя из этого, более чем очевидно, что запрос об экстрадиции должен последовать.
Комментировать любое уголовное дело, не являясь защитником его фигуранта, не располагая материалами этого дела, делать выводы о виновности или невиновности и каких-либо перспективах дела задача неблагодарная, а зачастую, и неправильная. Именно поэтому в статье будут комментироваться только процессуальные вопросы, связанные с экстрадицией. Единственное, что хотелось отметить по уголовному делу, то это сумма неуплаченных налогов, которая в первоначальных сообщениях в прессе была озвучена как 98 миллионов рублей, а в последних публикациях указывается как «около полумиллиарда рублей». На квалификацию это не влияет, а на поведение и решения обвиняемого может оказать влияние. Существенная разница, однако, это может быть и фантазия журналистов.

Бытует широко распространенное мнение о том, что Израиль не выдает другим государствам граждан, привлекаемых к уголовной ответственности за хищения и преступления в сфере экономики. Такое мнение, как и надежды некоторых фигурантов уголовных дел, не соответствуют действительности. По израильскому закону о выдаче преступников, гражданин Израиля может быть выдан другому государству за преступления совершенные на территории этого государства. Под действие этого закона подпадают те статьи обвинения, за которые в Израиле предусмотрено наказание в виде лишения свободы с минимальным сроком лишения свободы – один год.

Выдавать людей другому государству разрешено при следующих обстоятельствах:

  • если между Израилем и государством, добивающимся выдачи, существует специальное двухстороннее соглашение о выдаче преступников (между Россией и Израилем такой договор имеется);
  • если лицо, выдачи которого добивается другое государство, обоснованно обвиняется в совершении преступления в этом государстве;
  • если нет оснований полагать, что после экстрадиции это лицо может стать политическим заключенным (например, осужденные за инакомыслие, по расовым или религиозным соображениям).

Просьба (официальный запрос) о выдаче должна быть подана государством исключительно с целью привлечения обвиняемого к уголовной ответственности. Государство, просящее выдачи, дает обязательство о возвращении осужденного для исполнения наказания (отбывания срока наказания) в Израиль. При этом не исключается, что осужденный может добровольно остаться в государстве, где его осудили.

Вопрос о выдаче рассматривается в окружном суде в присутствии лица, подлежащего выдаче, при этом место проживания в Израиле данного лица не имеет значения. Решение окружного суда возможно обжаловать как лицу, подлежащему выдаче, так и его адвокату. Обжалование происходит в Верховном суде Израиля в течение 30 дней с момента принятия решения. Помимо обращения в Верховный суд, обжаловать решение можно и в Высший суд справедливости, исполняющий в Израиле функции конституционного суда, который называется Багац.

Для начала процедуры экстрадиции нужен официальный запрос об экстрадиции, с приложением к нему всех документов, подтверждающих (обосновывающих) вину лица в совершении преступления. При этом ключевое значение имеет правильность их составления и соответствия Израильскому праву. В противном случае, возможен отказ в экстрадиции. Есть еще один очень важный аспект – страна, которая просит об экстрадиции, не имеет права судить за другие преступления – только за те, которые были перечислены в ордере об экстрадиции. Таким образом, даже в случае, если Израиль выдает своего гражданина, обвинительное заключение в отношении такого лица не может выходить за рамки того преступления, которое описывалось в запросе на экстрадицию, исходя из логического понимания, даже если будут основания предъявить иное обвинение. Такое положение служит гарантией, что, будучи экстрадированным, лицо не может обвиняться и в других преступлениях, или с иной квалификацией совершенного преступления. Израильское право при оценке доказательств используется два основных критерия: относимость и допустимость. То есть, относятся ли они к данному делу, и могут ли они приниматься во внимание судом, учитывая обстоятельства, при которых они были получены.

Большое значение имеет и момент приобретения гражданства Израиля. Гражданин Израиля, являющийся ее жителем на момент совершения преступления, должен будет после экстрадиции и осуждения передан Израилю для отбытия меры наказания. Лица, не подпадающие под эту категорию, после постановления израильского суда об их выдаче могут обратиться к министру юстиции Израиля с просьбой о возвращении для отбытия наказания в Израиле.

Анализ сложившейся правоприменительной практики, связанной с экстрадицией лиц из Израиля, не дает однозначного ответа на конкретные запросы. Есть много случаев, когда Израиль соглашался на экстрадицию и выдавал, в том числе и своих граждан, не говоря о не гражданах (последний случай со священником Грозовским). Есть случаи, когда по различным причинам, в том числе и несоответствие запроса на экстрадицию нормам права Израиля, в случае запроса на экстрадицию Леонида Невзлина (версия Израильской стороны).

В любом случае, у Российских правоохранительных структур есть право сделать запрос на экстрадицию, у адвокатов есть масса правовых инструментов сопротивляться его осуществлению, а у Израильских судов и министерства юстиции – право как удовлетворить его, так и отказать. Пути Господни неисповедимы!»

команда профессионалов
надежная и уважаемая
команда профессионалов
85% клиентов стали постоянными
85% клиентов
стали постоянными
98% выигранных дел на нашем счету
98% выигранных дел
на нашем счету
имеем высочайшую деловую репутацию
имеем высочайшую
деловую репутацию

Мы оперативно проконсультируем Вас по всем вопросамНе нашли полезную информацию?

Звоните нам+7 495 997-90-23или закажите звонок:
Обратный звонок
Вверх
Сервис звонка с сайта RedConnect